Буха́рское ха́нство кокандское ханство туркестанская Автономная Социалистическая Советская Республика Буха́рское ха́нство


Download 44.84 Kb.
bet1/2
Sana07.04.2022
Hajmi44.84 Kb.
#627928
  1   2
Bog'liq
Р.Абаков 2 вариант
Mustafaev Sh Sovutish qurilmalari YaN, маърузалар матни, Лаборатория2, тадқиқот типлари, Mustaqil ish, Mustaqil ish, mamura oila va mtt hamkorligi, Документ 2022-01-29 150732, 3- kurs oraliq(1), 1922, Mustaqillik yillarida ma’naviy va ma’rifiy ha , O‘zbekiston Respublikasi mustaqilligining qo‘lga kiritilishi 11- sinf, Mustaqillik yillarida O‘zbekistonning iqtisod , Axborotlashgan jamiyat haqida tushuncha 19-mavzu

Вариант-2
1 Буха́рское ха́нство
2 КОКАНДСКОЕ ХАНСТВО
3 Туркестанская Автономная Социалистическая Советская Республика

Буха́рское ха́нство (перс. خانات بخارا‎; узб. Buxoro xonligi) — узбекское государство, существовавшее с 1500 по 1785 год в Центральной Азии на территории современных Узбекистана, Таджикистана, Туркмении, Казахстана, Афганистана, Киргизии, Ирана, Китая.
Бухарское ханство, наряду с Хорезмом (Хивинское ханство) и Кокандским ханством, было одним из трёх узбекских государств в Средней Азии
Бухарским ханством также часто назывался его правопреемник — Бухарский эмират, существовавший с 1785 по 1920 год.
Создание Бухарского ханства связывают с приходом к власти династии Шейбанидов в 1500 году, когда их лидер Шейбани-хан включил в состав своего государства владения Тимуридов Мавераннахр и Великий Хорасан. При этом столицей его государства оставался Самарканд. Лишь после прихода к власти его племянника Убайдулла-хана в 1533 году столица была перенесена в Бухару. Со второй четверти XVI века государство стало именоваться Бухарским ханством.
В Бухарском ханстве существовала иерархия государственных чиновников. Титул аталыка при Шейбанидах (1500—1599), по важности был третьим государственном чином после диванбеги и накиба. Аталык — переводится как ханский дядька или воспитатель, в переводе с узбекского означал «заступающий место отца» и традиционно давался лицам особо почетным и уважаемым Ханская политика в провинциях зависела от авторитета назначаемых на эту должность людей. Хан, назначая принцев правителями провинций — вилайетов, прикреплял к ним наставников — аталыков из числа верных ему людей, которые управляли государственными делами до совершеннолетия принцев. Если в XVI веке задача аталыка заключалась лишь в ведении дел на местах, в вилайетах, то при Аштарханидах его роль усилилась
Династия Шейбанидов
Основная статья: Шибаниды Мавераннахра

Портрет минатюра вооруженного воина узбека середины XVI века


При Шейбанидах (1500—1601) и наследовавших им Аштарханидах история Бухарского ханства представляет собой сочетание периодов спокойствия и войн, которые вели владетели Бухары с Доулет-е Кызылбаш - Кызылбашское государство[11][12][13] (Государством Сефевидов) и Хорезмом.
Основатель династии Шейбаниды — Мухаммед Шейбани (1451—1510), сын Шахбудаг-султана, внук Абулхайр-хана. Мухаммед Шейбани, собрав войско, в 1499 году пошёл в поход на юг, в Мавераннахр и завоевал Государство Тимуридов, раздробленное после смерти Тамерлана. Бухарское ханство, основанное Мухаммадом Шейбани-ханом в Мавераннахре, в мемуарах придворного литератора первых Шибанидов Зайн ад-Дина Васифи «Удивительные события» называется «узбекским государством»[14]. В 1510 Шейбани-хан был разбит под Мервом сефевидским шахом Персии Исмаилом I и убит.
Его племянник Убайдулла-хан перенёс в 1533 году столицу своего государства в Бухару. Кочевые дешт-и-кипчакские племена, ушедшие с Шейбанидами, нашли в Мавераннахре местное оседлое население, тюрков, карлуков, рода кипчаков, мингов, кунгратов, меркитов, дуглатов[15] и принесли, как победители, местному народу своё название — узбеки что в переводе с тюркского означает «сам себе бек», «сам себе господин»)[16].
После смерти сына дочери тимурида Улугбека Кучкунджи-хана (1512—1531), дяди Шейбани-хана, и кратковременного правления его сына Абу Саид-хана (1530—1533) главой государства стал Убайдулла-хан (1533—1540), племянник Шейбани-хана. Шейбаниды считали, что именно они являются законными наследниками Тимуридов, и вели постоянную борьбу с Сефевидами за Хорасан и вторую столицу Тимуридов — Герат. При правлении Абдулатиф-хана (1540—1551) в официальной документации использовался не только персидский, но и узбекский язык[17]. Правление Абдуллы-хана II (1557-98, хан всех узбеков с 1583 года) характеризовалось значительным усилением ханской власти. Пирмухаммед-хану II (1598—1601), последнему Шейбаниду, принадлежала лишь небольшая часть государства; в 1601 году он был убит аштарханидским султаном Баки Мухаммадом.

Из Шейбанидов в особенности замечателен Абдулла-хан II (1583—1598), ревностно заботившийся о процветании и счастье своего народа. Правитель этот в течение своего более чем сорокалетнего царствования построил множество учебных заведений, мечетей, бань, караван-сараев и мостов, развел тенистые сады в главных городах ханства, устроил почтовое сообщение, и вообще был усердным покровителем земледелия, торговли и науки. Имя Абдуллах-хана II и поныне пользуется необыкновенной популярностью в Бухаре; в глазах бухарца каждый памятник прежних времён кажется результатом щедрости и любви к изящным искусствам этого правителя. Правление Шейбанидов ознаменовалось также постепенным обособлением восточно-исламского мира от западного и необыкновенным возвышением власти и влияния учёных мулл и богословов, вследствие чего богословские науки заняли в медресе Бухары первое место.


В эпоху Шейбанидов развивалась поэзия, литература и история на тюркском языке. Из известных поэтов эпохи Шейбанидов, среди тюркских историков можно выделить Абдулла Насруллахи.
Шейбани-хан увлекался поэзией и писал стихи на тюркском языке. До нас дошёл сборник его стихотворений. Есть данные источников, что Шейбани-хан писал стихи и на тюркском, и на персидском языках[18]. Диван стихов Шейбани-хана, написанный на среднеазиатском тюркском литературном языке в настоящее время хранится в фонде рукописей Топкапы в Стамбуле. Он состоит из 192 страниц. Рукопись его философско-религиозного произведения: "Бахр ул-худо", написанное на среднеазиатском тюркском литературном языке в 1508 году находится в Лондоне.[19] Шейбани-хан писал стихи под псевдонимом "Шибани". Он написал прозаическое сочинение под названием «Рисале-йи маариф-и Шейбани». Оно было написано на чагатайском языке в 1507 году вскоре после захвата им Хорасана и посвящено своему сыну, Мухаммед Тимур-султану (рукопись хранится в Стамбуле). Убайдулла-хан был очень образованным человеком, мастерски декламировал Коран и снабдил его комментариями на тюркском языке, был одаренным певцом и музыкантом. С именем Убайдуллы-хана связано образование самого значительного придворного литературного круга в Мавераннахре первой половины XVI столетия. Убайдулла-хан сам писал стихи на тюркском, персидском и арабском языках под литературным псевдонимом Убайдий. До нас дошел сборник его стихотворений.[20]
В эпоху Шибанидов в Бухарском ханстве известной ученой женщиной-суфием была Ага-и бузург или «Великая Леди», (умерла в 1522-23 г.), также ее называли «Мастура Хатун».[21].
Аштарханиды (Джаниды) — династия бухарских ханов (1599—1785), происходившая от астраханских ханов из дома Джучи. Пришла на смену династии Шейбанидов в Бухарском ханстве. В 1602 году джанид Баки Мухаммад отстоял независимость Бухарского ханства, нанеся поражение войскам сефевидского шаха Аббаса I в битве при Балхе.
Бухарский аталык при Аштарханидах (1599—1753), в политической иерархии занимал второе место после хана. При слабых ханах фактически власть сосредоточивалась в руках аталыка. В документах XVII века бухарский аталык выступал чертами первого министра и занимал первое место в чиновной иерархии[22]. При назначении в звание аталыка пожалованному лицу посылали фирман вместе с почётным халатом и конем. Согласно табелю о рангах, составленному в XVIII веке, бухарский аталык также заведовал орошением эмирата: «ведал реку благородной Бухары (то есть Зеравшана) от Самарканда до Каракумы»[23]. При Абдулазиз-хане (1645—1680) Ялангтуш Бахадур назначался на эту должность в столице — Бухаре[10]. При Абулфейз-хане (1711—1747) большим авторитетом пользовался Мухаммад Хаким-бий. Он был признан главным среди аталыков всех сыновей хана[10].
Наиболее известным аштарханидом был Имамкули-хан (1611—1642), при правлении которого губернатором Самарканда Ялангтушем Бахадуром было завершено строительство архитектурного комплекса Регистан, а его визирь Надир диванбеги построил на свои средства медресе в Бухаре и Самарканде.
Известным историком, географом XVII века был Махмуд ибн Вали. Он был автором энциклопедического трактата, созданного в 1634—1640 гг, «Бахр ал-асрар фи манакиб ал-aхйар» (Море тайн относительно доблестей благородных). Труд был посвящён Аштарханиду Надир Мухаммеду.[24]
Аштарханид Субханкули-хан (1681—1702) был автором нескольких произведений по медицине и астрологии. Его произведение по медицине было написано на среднеазиатском тюркском языке. Один из списков рукописи хранится в библиотеке в Будапеште. Субханкули-хан увлекался поэзией и писал стихи под псевдонимом Нишони.
Ослабление Бухарского ханства происходит при правлении последних аштарханидов Убайдулла-хана II (1701—1711) и Абулфейз-хана (1711—1747).
В первой половине XVIII века, Бухарское ханство оказалось в состоянии экономического кризиса. В результате к власти в Бухаре пришла узбекская династия мангытов в лице Мухаммада Рахима

Аштарханидов сменила узбекская династия Мангыт, члены которой правили Бухарой до 1920 года. Начало усиления политического влияния представителей узбекской мангытской аристократии в Бухарском ханстве относится к началу XVII века. Но реальный рост их могущества произошёл после назначения в 1712 году Худаяр-бия мангыта на пост аталыка. Его сын Мухаммад Хаким-бий занял пост диванбеги при дворе Абулфейз-хана. В 1715—1716 годах Худаяр-бий был отстранён от должности по инициативе Ибрахима-парваначи из узбекского рода кенегесов. В 1719—1720 годах после бегства Ибрахим-бия из Бухары Худаяр-бию, который находился в Балхе, разрешили вернуться к власти, дав ему в удел Карши, что было результатом политики его сына Мухаммада Хаким-бия. В 1721 году Мухаммад Хаким-бий был назначен аталыком.

Во время похода афшаридского правителя Персии Надир-шаха в Мавераннахр в 1740 году Мухаммад Хаким-бий пошёл на мирные переговоры с ним, сохранив, таким образом, страну от войны и усилив свою власть. У него было пять сыновей: Мухаммад Бадал-бий, Курбан-мирахур (погиб в 1733), Мухаммад Рахим, Йав Кашти-бий, Барат-султан. Его третий сын — Мухаммад Рахим — присоединился к Надир-шаху и участвовал в его дальнейших походах.

С 1740 года фактическая власть в Бухарском ханстве оказалась в руках последних аталыков из узбекского рода мангыт, Мухаммад Хаким-бия (1740—1743), Мухаммад Рахима (1745—1753) и Даниял-бия (1758—1785). Бухарские ханы оказались в полной от них зависимости.


В 1747 году после убийства Абулфейз-хана фактическая власть полностью оказалась в руках Мухаммад Рахима. До 1756 года номинальными правителями являлись аштарханидские младенцы Абдулмумин-хан (1747—1751), Убайдала-хан III (1751—1754) и Абулгази-хан (1754—1756). Сам Мухаммад Рахим женился на дочери Абулфейз-хана. Под властью Бухарского ханства при Рахиме находились Бухара, Самарканд, Мианкаль, Кермине, Карши, Хузар, Керки, Чарджоу, Шахрисабз, Гиссар. Фергана и Ташкент оставались самостоятельными владениями. Хотя Мухаммад Рахим-хан не был потомком Чингисхана, он путём жесткой политики и хорошей организации смог добиться признания своей власти, взойти на трон и даже принять титул хана.
После смерти Рахим-хана в 1758 году, его преемником стал Даниял-бий (1758—1785). В 1784 году Даниял-бий уступил власть своему сыну Шахмураду (1785—1800). Нововведения Шахмурад начал с того, что устранил двух коррумпированных влиятельных сановников — Давлата-кушбеги и Низамуддина-казикалона, убив их в Арке на глазах придворных. Затем Шахмурад торжественно вручил жителям Бухары тарханную грамоту, освобождавшую их от ряда налогов. Текст грамоты был вырезан на камне, прикрепленном к айвану большой соборной мечети. Взамен он учредил новый налог «джул» на содержание войска в случае войны.
В 1785 году, после смерти аталыка Даниял-бия и подставного хана Абулгази, страной начал править его старший сын Шахмурад (1785—1800) с титулом эмира. Впоследствии чин аталыка, раньше имевший значение полномочного владетеля и считающийся званием после ханского достоинства, в XIX веке утратил и уступил своё значение чину кушбеги. Кушбеги - титул, соответствующий титулу визиря и высшего сановника, управлявшего государственными делами в период правления узбекской династии Мангытов в Бухарском эмирате в 1756—1920 годах. Слово «кушбеги» дословно переводится с тюркского языка как начальник ставки, становища[25][26][27].
Сосредоточив в своих руках власть, Шахмурад отказался от ханского титула и принял титул амира. Так Бухарское ханство превратилось в Бухарский эмират.

2 КОКАНДСКОЕ ХАНСТВО


Государство в Средней Азии в 1710-1876 годах с центром в г.Коканде (известен с X века). Выделилось из Бухарского ханства.
К началу XIX века враждовавшие между собой Бухарское, Кокандское и Хивинское ханства стремились втянуть Россию в свои непрестанные войны (каждое на своей стороне). Генерал-губернаторы пограничных областей России нередко вмешивались в конфликты между соседями. Военное министерство России поддерживало действия генерал-губернаторов, а министерство иностранных дел протестовало, опасаясь международных осложнений. После Крымской войны политика России в Средней Азии стала более активной. Император Александр II всегда вставал на сторону военных. Экспедиции русских войск уходили все дальше на юг. Некоторые племена, устав от грабежей, просились в русское подданство, что соответствовало экспансионистской политике России.
В начале 60-х годов XIX века завершилось присоединение к России казахских земель. Возник конфликт с Кокандом, претендовавшим на эти земли. В ответ на действия хана русские войска заняли значительную часть территории Кокандского ханства. Власть хана оказалась поколебленой, в ханстве разгорелась междоусобная борьба, которая завершилась в 1876 году ликвидацией ханства и включением его территории в состав Российской империи как Ферганской области.
Образовавшееся в конце XVIII - начале XIX в. в Ферганской долине Кокандское ханство, было самым молодым государственным образованием в Средней Азии. С помощью таджикских горцев и узбекских кочевых племен, среди которых выделились своей воинственностью китай-кипчаки, правители Коканда непрерывно расширяли свои владения. В течение короткого времени Кокандское ханство захватило долину реки Сыр-Дарьи, основало свои форпосты в киргизских кочевьях, на Памире. На завоеванных землях кокандцами было построено около 19 крепостей. В 20-30-х гг. XIX в. границы этого государства на юге доходили до г. Джизак, на западе до г. Туркестан, на севере власть кокандского хана распространялась на казахские и киргизские племена до озера Балхаш и реку Или включительно. Успешно осуществлялась экспансия ханства и на восток. Пользуясь тем, что большая часть населения северо-востока Китая являлась мусульманами, кокандцы несколько раз совершали походы на Кашгар - одну из провинций этого государства. В 1831 г. обессиливший от борьбы Китай решил купить мир с Кокандом путем заключения договора, по которому кокандцы получили право собирать в свою пользу пошлины с иностранной торговли в Кашгаре, а также в некоторых других городах Китайского Туркестана. Это обстоятельство, а также тот факт, что крупный экономический центр региона - Ташкент находился под юрисдикцией Коканда, усиливало политическое и торговое значение этого государства как посредника во взаимоотношениях России и стран Востока.
Однако двусторонние связи между Российской империей и Кокандским ханством развивались достаточно сложно и носили в основном конфронтационный характер. При этом инициатива их резкого ухудшения принадлежала, по мнению узбекских историков, среднеазиатскому государству.
Вследствие острой внутриполитической борьбы в ханстве у престола часто - находились группировки, воинственно настроенные по отношению к России. Поэтому российские купцы всячески притеснялись кокандской администрацией, из-за чего часто несли убытки. Кроме того, кокандцы стали претендовать на верховенство в казахских аулах Среднего Жуза, жители которых еще в начале 40-х гг. XVIII в. присягнули на верность российскому государству. Так, в 1831-1834 гг. бывший российский подданный казахский султан Саржан Касымов уговорил кокандского хана дать ему воинские отряды, с помощью которых он стал совершать грабительские набеги на кочевья казахов Среднего Жуза. На реке Сары-Су Касымов построил два укрепления, но потерпел поражение от имперских войск и вынужден был скрыться в Коканде. В мае 1834 г. по приказу кокандского правителя ташкентский беклярбек вместе с тем же Касымовым в сопровождении шеститысячной армии двинулся на казахские аулы Среднего Жуза и дошел до реки Ишим. При этом в степь для организации антироссийской пропаганды было послано около 100 агитаторов. Однако поднять народ на восстание кокандским предводителям не удалось. Они укрепились в крепости Улутау, но, узнав, что из Акмолинска вышел российский военный отряд, оставили гарнизон в городе, а сами бежали обратно в Ташкент. В начале 50-х гг. еще один военный поход в казахские кочевья Среднего Жуза совершил ташкентский беклярбек Мирзаахмед, но вновь потерпел неудачу. Тем не менее агрессивные акции кокандских и хивинских властей (Хива также стремилась к гегемонии в регионе) дорого обошлись России. Подстрекаемые среднеазиатскими правителями, кочевые племена нападали на пограничные селения (аулы) Российской империи, угоняли скот и лошадей, а также людей, которых впоследствии продавали в рабство. Кокандские ханы, кроме того, любой ценой стремились заполучить российских солдат, которых использовали для обучения собственного войска. Поэтому в 20-30-х гг. прежняя либеральная политика российских властей по отношению к казахским племенам, наиболее характерная для времени царствования Екатерины II, когда кочевникам были даны экономические льготы, выделялись средства на постройку мечетей, школ, караван-сараев, а также издание мусульманских книг, была отодвинута на задний план. В силу сложившихся обстоятельств в этот период упор был сделан на административно-военные мероприятия. Для этого царским правительством были предприняты меры по ограничению власти кочевых родоначальников, усилены гарнизоны пограничных крепостей. Кроме того, оренбургский генерал-губернатор Неровский для укрепления границы решил построить между реками Тобол и Иртыш что-то вроде Великой китайской стены. Однако, насыпав защитный вал протяженностью 18 верст, строительство прекратили. Посчитали, что дешевле будет отправлять в степь подвижные отряды, для обеспечения которых стали строить передовые укрепления. Так постепенно были образованы Оренбургская и Западно-Сибирская, а впоследствии Сыр-Дарьинская пограничные линии. К началу 60-х гг. XIX в. крайние пункты этих линий (поселок Яны-Курган на правобережье Сыр-Дарьи и крепость Пишпек в Семиречье) находились уже в составе российского государства. Оставшийся "разрыв", через который в российские владения проникали разбойные отряды, в Петербурге решили ликвидировать. Военно-политическим руководством Российской империи было принято решение о соединении пограничных линий. С этой целью в 1864 г. с обоих направлений навстречу друг другу выступили отряды под командованием полковников Веревкина и Черняева.
Вместе с тем уже весной 1860 г. из Коканда стали поступать известия о подготовке ханства к войне с Россией. Из Британской Индии в столицу, а также в Туркестан были направлены оружейники, приступившие к изготовлению пушек, мортир и артиллерийских снарядов европейского образца. В инженерном отношении совершенствовались защитные сооружения крепостей. Годных для кавалерийской службы коней кокандский правитель Малля-хан своим указом запретил "резать в пищу". Разъезжая по казахским и киргизским аулам, кокандские чиновники реквизировали скот и лошадей, а также настраивали население против России. Малля-хан даже пытался договориться с бухарским эмиром о создании антирусской коалиции, но сделать это ему не удалось.
Российские войска успешно продвигались по заранее намеченному маршруту. Отряд Черняева в мае-июне 1864 г. занял кокандские крепости Мерке и Аулие-Ата (ныне Джамбул). Почти в это же время, 12 июня 1864 г. полковник Веревкин штурмом взял укрепленную крепость Туркестан. Город этот имел важное значение в регионе. Через него проходили караванные дороги в Бухарское ханство, Китай и Индию. В городе находилась Могила Азрет-султана, одна из исламских святынь Средней Азии. Сюда совершали паломничество (хадж) многие жители среднеазиатских ханств, Афганистана и Китайского Туркестана.
С занятием города российскими войсками духовенство и население города сохранили свои права и привилегии согласно шариату. Помимо этого они были освобождены от воинской повинности и уплаты некоторых податей. Существенно были сокращены налоги, оставлена в неприкосновенности собственность. Для инженерного оборудования теперь уже российской крепости было принято решение оплатить все издержки горожан из казны, а также в счет поставки кибиточной подати российскими подданными - киргизами.
Тем не менее, осознавая важное стратегическое и религиозное значение города, кокандские власти предпринимали решительные действия, направленные на возвращение города в свое владение. Руководил ими мулла Алимкул - регент при малолетнем Худояр-хане. Тонкий дипломат и хороший военачальник, Алимкул из простого слуги выдвинулся в крупного сановника ханства. В начале декабря 1864 г. он неожиданно появился в нескольких верстах от крепости, совершив красивый маневр с десятитысячным отрядом. Уходя из-под Ташкента на юг и переправившись на левый берег реки Сыр-Дарьи, Алимкул, показывая намерение к отступлению, пересел со своим отрядом на суда, спустился вниз по течению и высадился напротив города. Российские казачьи пикеты незамедлительно доложили о появлении большого отряда кокандцев коменданту крепости подполковнику Жемчужникову. Последний для выяснения обстановки 4 декабря 1864 г. выслал в степь уральскую казачью сотню под командованием есаула Серова. Казаки выехали в разведку в направлении селения Икань. Здесь и произошел бой.
Веревкин, получив панические по содержанию записки коменданта, в рапорте командиру Оренбургского корпуса писал: "Это странное и очень похожее на какой-то кошмар дело... доказывает тоже не новую вещь, что подполковник Жемчужников не соответствует занимаемой им должности". Еще решительнее поступил генерал-майор Черняев - начальник созданной передовой Ново-Кокандской линии. Приказав начать расследование против тех, кто мог и должен был прийти на выручку сотне Серова, он написал докладную на имя военного министра с прошением о возбуждении против подпоручика Сукорко следствия. Однако огромное расстояние от крепости Туркестан до Петербурга, плохо организованное почтовое сообщение сделали свое дело. Ходатайство Жемчужникова о награждении отличившихся под селением Икань пришло в Петербург гораздо раньше реляции Черняева. Высочайшим указом подпоручик Сукорко был награжден орденом Святого Владимира IV степени, с мечами и бантом... Тем не менее щедро были награждены и настоящие герои. Несколько приказов было подписано в течение года о награждении оставшихся в живых казаков. Есаулу Серову был присвоен чин войскового старшины и пожалован орден святого Георгия IV степени, а подвиг его сотни навечно внесен в летопись славных дел воинов-туркестанцев. Не остались без заботы и семьи казаков, убитых на поле брани. Наказной атаман Уральского казачьего войска 20 января 1865 г. сообщал командиру Оренбургского корпуса, что по получении известия о деле под селением Икань по войску была открыта подписка в пользу осиротевших семейств. В частности, только на поминальном вечере в честь павших воинов в течение часа было собрано 2191 руб. серебром. Вот так простые русские люди откликнулись на горе своих собратьев.
Мужество и благородство российских воинов, прогрессивная внутренняя политика российских властей на завоеванных территориях были оценены и местными жителями. Документы тех лет изобилуют многочисленными просьбами кокандского населения о принятии их в российское подданство. Так, 20 октября 1864 г. Черняев представил в правительство списки киргизов и казахов Большого Жуза численностью в 34,5 тыс. юрт, ставших подданными Российской империи. В конце этого же года манап Саяковского рода Рускулбек обратился к Черняеву с аналогичной просьбой. В составе этого рода насчитывалось 10 тыс. кибиток. В целом с 1855 по 1867 гг. все северные киргизы Кокандского ханства добровольно присягнули России.



Download 44.84 Kb.

Do'stlaringiz bilan baham:
  1   2




Ma'lumotlar bazasi mualliflik huquqi bilan himoyalangan ©fayllar.org 2022
ma'muriyatiga murojaat qiling